окрестности Перервы

«Река, сквозняк, обрывок парка...»

Христос воскресе!
Вдруг оказалось, что так мало надо для жизни. Как 15 лет назад самонапророчено (повторяюсь): «река, сквозняк, обрывок парка». Именно, что обрывок: парк на набережной закрыт, как «опасная зона», но обрывок у реки остался, к которому можно пришвартоваться поздним вечером, продравшись сквозь сучья и арматуру заграждения. Нет, не в подростковом порыве нарушить и попрать, просто хотелось тайного свидания с рекой. Один раз и было всего. )
А по утрам до работы (дистанционной) стараюсь пройтись быстрым шагом вдоль забора, за которым «опасная зона», вдохнуть ее запретного воздуха, настоянного на одуванчиках в дожде, дойти до церкви Всех скорбящих Радость, построенной в память о взорванных на ул. Гурьянова домов, - и назад, к станку.
Collapse )
У Сороти

ПОЧТА ПОЛЕВАЯ

Прошу Вас, дорогие гости, надумавшие зафрендить (тьфу, что за слово!) меня, написать кратенько: по какой причине Вы собрались это сделать. Добавляю в друзья по принципу духовного родства, созвучия, возможности поучиться, и тех, с кем в реальности сталкивала жизнь. Я люблю вас, люди, вы порой такие беззащитные, и хочется вам  сварить суп, дранники нажарить... а вы далеко..  но знайте, братья и сестры, картофельные дранники всегда за мной! У меня в друзьях даже рассорившиеся, но они мне почему-либо дороги. Признаюсь, что данный онлайн -дневник - одно большое письмо. Сил и времени все меньше, а потому своим адресатам я разослала ссылку на этот журнал, и вроде бы как ниточка не обрывается. В журнале есть подзамки... Да нет, ничего такого умного и интригующего там нет, просто не хочу, чтобы "некты" с одного творческого портала пришли сюда со своим слуховым аппаратом... А тут мне иногда хочется быть на пределе искренности, в этом большом интернет-купе... Для нектов это купе заперто (но они регулярно меня навещают:)..
Дорогие друзья! я Вас по мере сил читаю и люблю, пожалуйста, убирайте под кат большой материал. Комментарии к этой записи скрываются (до времени).
Ко всем с уважением.
она же

Антон Николаевич Достоевский один раз заметил...

Очередной фейк на страницах вконтактика.
 Эрик Артур Блэр, конечно, взял себе псевдоним - с именем Джордж, но никак не Джеймс.
Окромя прокола с именем, и цитатки от ветра головы своея - нет у Оруэлла (Джорджа!) слов  об экстремизме. Ну и все фразочки с таким  радикалистским душком, что автор их точно Оруэлла не читал. Лексика не та. Виктор Петрович Голышев (переводчик) - блестящий стилист, перевел так близко к оригиналу, словно с автором накоротке был. Он и был, не в буквальном смысле.
Автор же сих опусов сам намастырил фразочки, а приплел умнейшего человека "для весу". И стало еще позорнее. Не для Джорджа, для Джеймса Портянкина.
Collapse )

ps. Приятно, что не я одна еще помню Оруэлловскую публицистику (более того, готовила его сборник  к 100-летнему юбилею) в переводах Голышева. Вот разоблачение.
Крест

С праздником Преподобного Сергия Радонежского!

У нас сегодня Престол, был крестный ход. Вот его фрагмент. Снимала и думала, что и 10 лет назад я записывала с тех же точек - Николин день (тоже Престол) - только о. Леонида уже с нами нет... Когда был карантин и нельзя было в храм, эта драгоценная частная хроника (не только Перервы, а Святогорского, Варницкого, даже Голосеевской пустыни в Киеве) просто спасала...

1983

АРСЕНИЙ ТАРКОВСКИЙ, КАКИМ Я ЕГО ПОМНЮ

  Его имя я впервые услышал в 16 лет со сцены львовской филармонии, на выступлении очередного заезжего чтеца, кажется, Вячеслава Сомова. Оно не значилось на афише, да и местные стихолюбы плохо знали его поэзию. Несколько его стихотворений, прочитанных сверх программы, в нагрузку к Блоку, Цветаевой и Окуджаве, меня совершенно поразили. Помню, что одним из них было «Я ветвь меньшая от ствола России…». По причине «относительно меньшей известности» книги А. Т. можно было при желании найти во львовских библиотеках и взять на дом. Первой мне попалась «Земле – земное».
 

  Два года спустя, будучи студентом Черновицкого университета и приехав домой на каникулы, я зашел в гости к своему однокласснику. Там я познакомился с его дядей, неким Львом Хайкиным, журналистом московской многотиражки. Завязался разговор о поэзии. От Хайкина я узнал о существовании Бродского, которого тот отрекомендовал «лучшим из живущих русских поэтов». На мой вопрос об А. Т. журналист среди прочего сообщил: «При имени Тарковского Леонович встает». Это было очень понятно, и мир, в котором при имени А. Т. встает какой-то таинственный Леонович, показался мне несказанно прекрасным (лет через семь я рассказал эту историю Владимиру Николаевичу, и она его чрезвычайно позабавила).  

Collapse )

Крест

Игорь Меламед. 16.7.1961 - 16.4.2014

Сегодня у  Игоря Меламеда юбилей, ему исполнилось бы 60 лет.  Семь лет минуло со дня его ухода - он умер внезапно  в Страстную среду  2014 года (так символично!). Горько осознавать, что результат моего поста за эти годы незначителен (долгое время весь мой журнал был под замком). И все-таки  иные ссылки перестали работать - совесть чья-то проснулась... Печально, что на радио "Вера" пропала передача Павла Крючкова "Рифмы жизни" - о поэзии Игоря Меламеда.
С т.з. вечности (масштаба личности и дара Игоря) то,  чем я тут делилась семь лет назад, суета сует. И мое отношение к "расследованию" поменялось - акценты другие, "Мне отмщение, Аз воздам... - это уже выстрадано и совсем не тождественно измене себе. Все отдать на волю Божью - это не снять с себя ответственность, а попытка Ее хоть в малой степени постичь, не мешать.
Игоря знают и любят, читают, публикуют его книги... А Бог, ч.н., в курсе. Но несправедливость житейская саднит по-прежнему.
Перечитываю нашу небольшую переписку за год до его ухода, его книгу эссе и стихотворные сборники с автографами. И повторяю его стихи как молитвы. Стихи Меламеда - чистая молитва о  родных и ушедших. Беспримесная христианская любовь к людям. Вечная память и Царствие Небесное!

окрестности Перервы

Такое лето...

Приветствую моих дорогих друзей в живом журнале. В третьей декаде июня мы с сыном заболели коронавирусной инфекцией и здесь я ничего не писала. В фб давала небольшие отчеты о нашем самочувствии, а до жж руки не доходили. Сил не было, их и сейчас мало, но вот уже неделю я  работаю.
Все описания - стандартные, у нас дело (температура иногда за 38) осложнилось жестокой жарой. И чтобы совсем жизнь медом не казалась - как раз в это время отключили горячую воду. Это очень все хорошо читалось, чтобы быть случайным совпадением. Я постаралась свои уроки извлечь. Хотя надо сказать, что собственные несовершенные интерпретации воли Божьей иногда бывают очень далеки от истины, но попытка понять засчитывается.
Когда стало чуть получше, я читала книгу о священнике (новомученике) Сергии Сидорове, личность и судьба которого меня привлекали давно. И было ввиду мученической жизни его семьи  попросту стыдно на что-то роптать.  В доме есть водопровод, мы заказывали чистую питьевую воду, продукты и лекарства на дом. Единственное, что нам предписывалось, - это потерпеть свои и чужие немощи, помолиться сосредоточенно - наконец. А не так, как обычно. Не обобщаю. Затем и прижимает хвост, чтобы вернуть нам живую связь с Господом.
Collapse )
он же

Вот как бывает, впрочем, как всегда..

Пишет Андрей Дворников на своей стр.  ВК:

Велосипеды! Вчера целый квест с ними пережили.
Рядом с Коломенским парком открыли прокат велосипедов. Решили тряхнуть стариной, покатушки устроить. Ну а чё, ребёнок у нас на самокате...Посмотрели по деньгам вроде норм. Единственно смутил такой нюанс - первый час сто руб, второй двести, а третий почему-то уже пятьсот. Почему так я поняль токма потом.
Стоят значит велики как кони прикованные к какой-то железной хрени, парковка у них такая типа электромагнитная. Быстро зарегестрировались, привязали карты, отцепились от хрени и вуаля -
Красота, катимся по Коломенскому парку. Хорошо-то как)))) Доехали ажно вконец Коломенского, там чуток по тропинкам и лугам, чувствуем а силёнки с непривычки не те. Рванули обратно. Пока доехали выдохлись. Да и сынуля визжит - устал, устал, пойдём домой.
Ну я и говорю - потерпи, парковка наша велосипедная уже рядышком. Добираемся до неё. Как раз успеваем до трёх часов - чтобы не 500 руб за велик отдавать, а двести. Язык у всех на плече..а там??? Что??? Правильно, парковочных мест НЕТ!!!
Чё делать. Я смотрю на Судостроительной есть. Мы из последних сил туда. Доехали!!! АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Там тоже занято всё!!! Смотрю следующую. Ближайшая парковка на Нагатинской набережной. Сил нет, ребёнок визжит, тариф вот-вот перескачет планку 500 руб.
Едем на Нагатинскую набережную. Ну и чито ви думаете. Там тоже всё занято. Следующая ближайшая парковка за Технопарком. Вот тут я и понял почему сразу 500 шло... психанул конечно нешуточно. Звоню в этот чиортов велобайк, дозвонился - ору - заберите свой грёбаный велосипед (это мягкий перевод моего монолога про эти велики с Ликсутовым).
Надо сказать, что они там дрессированные и видно привычные, без эмоций, как взаправдашние психологи, рассказали манипуляции как велик приковать к ограждению набережной и обещали денег не списывать.
Всю ночь сыпались смски с астрономическими суммами покатушек, но вроде бы с карты не списались...
Вобщем что хочу сказать - всего того, что касается рука Ликсутова лишается парковки!!!!
неизвестная

На что роптать?

Обычно мои утра начинаются с такой прогулки (полчаса - 40 мин до работы). Качество съемки - понятно... Но и этого достаточно. Вода лечит, воздух, ароматы диковинных кустов, которые у нас высадили...
 От причала "Печатники" ходят теплоходики... А с Перервы доносится колокольный звон.
Рай местного значения.

Фудель

Юрий Домбровский. 12 мая 1909 - 29 мая 1978

АМНИСТИЯ

(Апокриф)

Даже в пекле надежда заводится,
Если в адские вхожа края.
Матерь Божия, Богородица,
Непорочная дева моя!
Она ходит по кругу проклятому,
Вся надламываясь от тягот,
И без выборов каждому пятому
Ручку маленькую подает.
А под сводами черными, низкими,
Где земная кончается тварь,
Потрясает пудовыми списками
Ошарашенный секретарь.
И кричит он, трясясь от бессилия,
Поднимая ладони свои:
— Прочитайте вы, Дева, фамилии,
Посмотрите хотя бы статьи!
Вы увидите, сколько уводится
Неугодного Небу зверья —
Вы не правы, моя Богородица,
Непорочная Дева моя!
Но идут, но идут сутки целые
В распахнувшиеся ворота
Закопченные, обгорелые,
Не прощающие ни черта!
Через небо глухое и старое,
Через пальмовые сады
Пробегают, как волки поджарые,
Их расстроенные ряды.
И глядят серафимы печальные,
Золотые прищурив глаза,
Как открыты им двери хрустальные
В трансцендентные небеса;
Как крича, напирая и гикая,
До волос в планетарной пыли
Исчезает в них скорбью великою
Умудренная сволочь земли.
И глядя, как кричит, как колотится
Оголтевшее это зверье,
Я кричу:
— Ты права, Богородица!
Да прославится имя твое!

Колыма. Зима 1940 г.

Collapse )