окрестности Перервы

«Река, сквозняк, обрывок парка...»

Христос воскресе!
Вдруг оказалось, что так мало надо для жизни. Как 15 лет назад самонапророчено (повторяюсь): «река, сквозняк, обрывок парка». Именно, что обрывок: парк на набережной закрыт, как «опасная зона», но обрывок у реки остался, к которому можно пришвартоваться поздним вечером, продравшись сквозь сучья и арматуру заграждения. Нет, не в подростковом порыве нарушить и попрать, просто хотелось тайного свидания с рекой. Один раз и было всего. )
А по утрам до работы (дистанционной) стараюсь пройтись быстрым шагом вдоль забора, за которым «опасная зона», вдохнуть ее запретного воздуха, настоянного на одуванчиках в дожде, дойти до церкви Всех скорбящих Радость, построенной в память о взорванных на ул. Гурьянова домов, - и назад, к станку.
Collapse )
У Сороти

ПОЧТА ПОЛЕВАЯ

Прошу Вас, дорогие гости, надумавшие зафрендить (тьфу, что за слово!) меня, написать кратенько: по какой причине Вы собрались это сделать. Добавляю в друзья по принципу духовного родства, созвучия, возможности поучиться, и тех, с кем в реальности сталкивала жизнь. Я люблю вас, люди, вы порой такие беззащитные, и хочется вам  сварить суп, дранники нажарить... а вы далеко..  но знайте, братья и сестры, картофельные дранники всегда за мной! У меня в друзьях даже рассорившиеся, но они мне почему-либо дороги. Признаюсь, что данный онлайн -дневник - одно большое письмо. Сил и времени все меньше, а потому своим адресатам я разослала ссылку на этот журнал, и вроде бы как ниточка не обрывается. В журнале есть подзамки... Да нет, ничего такого умного и интригующего там нет, просто не хочу, чтобы "некты" с одного творческого портала пришли сюда со своим слуховым аппаратом... А тут мне иногда хочется быть на пределе искренности, в этом большом интернет-купе... Для нектов это купе заперто (но они регулярно меня навещают:)..
Дорогие друзья! я Вас по мере сил читаю и люблю, пожалуйста, убирайте под кат большой материал. Комментарии к этой записи скрываются (до времени).
Ко всем с уважением.
неизвестная

Надежда Сосновская в "Гиперионе". 10.5.2021

Все меньше вокруг несомненного, чему верит сердце. Все сильнее тоска о подлинном, но она исчезает, когда здесь и сейчас проживаешь минуты реальной, не по сценариям мира - жизни. Вчера было именно так. Книжный клуб "Гиперион" - место зашифрованное, сразу и не найдешь... Столь же неожиданное, как живая улыбка, возникающая в оконце для лица у гуттаперчевого хот-дога, мельтешащего вокруг прохожих… Москва тупиков и переулков.
Мы уходили с презентации "Дневника карантинного" Надежды Сосновской преображенные встречей с подлинным и несомненным - вот целебный синтез поэзии, музыки, вокала, аранжировки (Александр Махнёв - драгоценный подарок всем нам). А еще нам был преподан духовный урок - оставаться собой при любых обстоятельствах, оставаться С собой и принимать себя - свои скорби, заживляющие их радости, совершать свой малый подвиг - хранить искренность и простоту вопреки назойливости всего, что искажает Божественную природу сущего. Не сдавать жизни унынию, болезни, фальшивому шуму дешевых подмен.
За период долгой изоляции мы стали бережнее и пристальнее друг к другу, стало очевиднее чувство хрупкости - поэтического слова, глубинной реальности и самой жизни… Что противопоставить этой зыбкости мира? Только чистый порыв "мир болезный лечить стихами", только высвечиваемую поэзией благодарную молитву за "карантинной прогулки глоток" и "в чашке запах родного лета"…

В 1944 году девять солдат спасли могилу Пушкина от уничтожения

МИМО СВЯТОГОРСКОГО МОНАСТЫРЯ ШЛИ НА ФРОНТ МАШИНЫ, - вспоминал фронтовик, поэт Николай Тихонов. -
У монастыря они обязательно останавливались, командиры и бойцы подымались по лестнице наверх, к могиле Пушкина.
Эта встреча с Пушкиным людей, спешивших на фронт, который ушел за Режицу, производила большое впечатление».
Что значит Пушкин для сердца каждого русского человека - фашисты знали.
Как знали и то, что войдя в Пушкинские Горы, бойцы и офицеры Красной армии прежде всего посетят могилу поэта.
И тогда, потомкам великих Гете и Шиллера пришла в голову циничная и изощренная идея превратить могилу Пушкина в смертоносное орудие.
Обе лестницы, ведущие к могиле поэта, они разрушили;
площадку вокруг могилы Пушкина завалили мусором, щебнем, обломками иконных досок, кусками листового железа.
Сам Памятник на могиле обшили досками - как бы для сохранности, но на самом деле сделано это было для того, чтобы в его основании спрятать несколько противотанковых мин.
Затем, аккуратно вырыв под могилой поэта тоннель длиной около 20 метров, они набили его фугасами и авиабомбами.
Только авиабомб насчитывалось 10 штук, по 120 килограммов каждая.
Но и этого им показалось мало.
В завершении, «представители высшей арийской расы»заложили еще и мины R.Mi.43, не известные нашим саперам.
Мины эти представляли собой металлический брусок длиной около 80 см, начиненный пятью килограммами тротила, взрыватели, часть из которых невозможно извлечь.
Некоторые мины были установлены одна над другой:
верхняя имела химический взрыватель, срабатывавший через определенное время, а нижняя - механический, чека которого проволокой соединялась с верхней миной.
Не оставив в могиле Пушкина «живого места», сделав из нее одно сплошное мощнейшее смертоносное оружие, нацисты рассчитали так:
Если мины не обнаружат, то они сами собой взорвутся через некоторое время от химического взрывателя.
А если обнаружат только верхнюю мину, то, подняв ее, выдернут чеку из взрывателя нижней.
Обезвреживать заложенные бомбы выпало молоденьким бойцам 12-й инженерно-саперной Рижской Краснознаменной ордена Кутузова бригады резерва Верховного Главнокомандования.
Старшему лейтенанту 12-й инженерно-саперной Владимиру КОНОНОВУ было всего двадцать лет. Воевать он начал в сентябре 1941-го, когда ему едва исполнилось семнадцать.
13 июля 1944 года, при обезвреживании мин, перенесенных от могилы Пушкина на безопасное расстояние, погибли девять саперов.
Девять солдат спасли могилу Пушкина от уничтожения.
ИХ ИМЕНА :
старший лейтенант Владимир КОНОНОВ
лейтенант Сергей ПОКИДОВ
старший сержант Иван КОМБАРОВ
рядовой Иван ЯРЦЕВ
старший сержант Николай АКУЛОВ
старший сержант Михаил КАЗАКОВ
ефрейтор Виталий ТРЕНОВ
рядовой Иван ТРАВИН
рядовой Егор КОЗЛОВ.
Самому молодому из них, Виталию Тренову, было 18;
старшему, Сергею Покидову, 26.
Саперов похоронили в братской могиле у стен Святогорского монастыря, недалеко от могилы Пушкина.
Эти мальчики погибли за Родину, за Пушкина, за великое наследие русской культуры.
Святые мальчики.
Вечная вам память.


Крест

Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав

Воскресения день,  и просветимся торжеством,  и друг друга обымем.  Рцем братие,  и ненавидящим нас,  простим вся Воскресением,  и тако возопиим:  Христос воскресе из мертвых,  смертию смерть поправ,  и сущим во гробех живот даровав.

hora_descent1
Фреска «Воскресение» из константинопольского монастыря Хора (1315–1320)