?

Log in

No account? Create an account

Категория: искусство

Верхняя запись Бессмертный полк 2019

Прошли замечательно!
Сначала нас прожарило солнце недалеко от Белорусского вокзала, а уже в конце Тверской, когда был виден Кремль, - хорошенько примочило дождем и постукало по темечку крупным градом. Обстановка была вполне боевая. Но семья Фуделей была в сборе.  Марию Николаевну опять прикрывал Николай Сергеевич, как и при жизни.  Нет еще месяца, как ей сделали операцию на глаз, и мы опасались, чтобы не попала влага. Зонта не было ни у кого. У меня была рыбацкая ветровка, а у Марии Николаевны и Машеньки - полиэтиленовые дождевики. И мы держали иконы наших родных перед собой.  Как всегда промыслительно с нами рядом оказался батюшка и под раскаты грома и в самый, можно сказать, пик обстрела градом возглашал: "Христос Воскресе", народ подхватывал "Воистину воскресе!" Откуда-то справа шла волна  "Ура-а-а!"  и в этом контексте  звучало как "Аминь!". Сухой нитки в конце пути ни на ком не осталось. Так был отслужен необычный водосвятный молебен.
Воистину, по слову Сергея Иосифовича, в рай можно войти только с другими. Воодушевление было удивительное.  Поскольку у меня был не транспарант, а самодельный портрет, медали моей мамы тоже были хорошо окроплены, чуть пострадала картонная подложка, портрет под стеклом остался сухим.. Сняли не очень много из-за внезапной смены погоды (как оказалось, местами - урагана, я шла домой с электрички - у нас в Печатниках лежали поваленные непогодой деревья).
Живем дальше!


content_family    Художник Никита Фаворский (1915–1941) погиб на фронте в возрасте двадцати шести лет. Тремя годами раньше он окончил Полиграфический институт и оформил свои первые книжки. Но его настоящая художническая биография началась не с момента получения диплома, а много раньше. Уже про шести-семилетнего мальчика было ясно, что он не просто рисует — как рисуют все дети, чьи опыты потом оседают в домашних альбомах, — а делает что-то особенное. Известный художник Андрей Гончаров вспоминал: всем было понятно, что «растет какое-то необыкновенное существо». И в его огромном, несмотря на раннюю смерть, наследии (рисунки, гравюры, книжные иллюстра­ции, скульптуры, эскизы фресок) нет отчетливой границы между «детским» и «взрослым».
Если не смотреть на даты работ, трудно предположить, что некоторые рисунки тушью и гуаши — например, «Портрет отца», «Загорск», «Дети Фаворские» — или гравюры на дереве — «Шарманщик», «Как мыши кота хоронили» — сделаны подростком. Обычно школьные навыки каким-то образом замещают детскую одаренность. Здесь же обошлось без «ломки голоса»: одно умение перешло в другое или дополнилось другим. Вероятно, это редкое отсутствие эксцессов роста связано и с самой личностью Никиты, личностью незаурядной («…У него какая-то внутренняя тайна знания жизни, знания, которое выходило за преде­лы личного опыта», — говорил о нем художник Виталий Горяев на вечере памяти 1954 года), и с тем, как такая рано проявившаяся незауряд­ность поддерживалась семейным окружением.

Читать подробнее



ps. Под огромным впечатлением от этой биографии, дара, судьбы, совсем по-другому прозвучал для меня  евангельский образ о лилиях полевых...

 Удивительный день - 25-е, по старому стилю - макушка лета. Шукшин пришел в этот день в мир, Высоцкий - ушел. Мы были их современниками - это  прививка. Почувствуешь: душа заскорузла - смотри "Калину" или "Печки". И впрямь как из бани выйдет, слезами умывшись.

Читать дальше...Свернуть )

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
*
"У святых отцов очень много сказано о том, что спасение человека от греха, или, иначе говоря, его возведение к Богу, идет через ближних, через людей, и через них же идет к нему его духовная смерть. Мы можем на людей злобиться, перед ними гордиться, на них дышать похотью; в этом трояком зле мы умираем. И мы можем любить человека, смириться перед ним и взирать на него чистым оком. И, когда это в нас совершается, мы вдруг познаем, что каждый человек - это "нерукотворный образ", за которым стоит Сам Христос. Практика христианской жизни поэтому и сводится к тому, чтобы между мной и каждым человеком всегда стоял Христос... Надо видеть людей только через Христа". (Сергей Фудель)

*
"Самое, может быть, трудное в смирении, - это смиренно не требовать от других любви к себе. Наверное, можно воздыхать об этом ("Господи! - я замерзаю"), но нельзя требовать, даже внутренно. Ведь нам дана заповедь в нашей любви к людям, но заповеди о том, чтобы мы требовали любви к себе от этих людей - нам нигде не дано. Любовь и есть в том, чтобы ничего для себя не требовать. И когда это есть, тогда опускается в сердце, как солнечная птица, Божия любовь и заполняет все". (Сергей Фудель)

*
"Иногда мне думается, что каждый человек призван сказать или сделать что-то одно, может быть, даже и маленькое - но подлинное и то, что только он призван сказать или сделать. Но жизнь так устроена, что его вмешивают во все, и тогда он теряет себя и свое и не исполняет своего призвания. Он должен все время делать вид, что он действительно все понимает, все может и обо всем имеет что сказать. И все становится поддельным, фальшивым, показным". (прот. Александр Шмеман)

Метки

Syndicate

RSS Atom
*
"У святых отцов очень много сказано о том, что спасение человека от греха, или, иначе говоря, его возведение к Богу, идет через ближних, через людей, и через них же идет к нему его духовная смерть. Мы можем на людей злобиться, перед ними гордиться, на них дышать похотью; в этом трояком зле мы умираем. И мы можем любить человека, смириться перед ним и взирать на него чистым оком. И, когда это в нас совершается, мы вдруг познаем, что каждый человек - это "нерукотворный образ", за которым стоит Сам Христос. Практика христианской жизни поэтому и сводится к тому, чтобы между мной и каждым человеком всегда стоял Христос... Надо видеть людей только через Христа". (Сергей Фудель)

*
"Самое, может быть, трудное в смирении, - это смиренно не требовать от других любви к себе. Наверное, можно воздыхать об этом ("Господи! - я замерзаю"), но нельзя требовать, даже внутренно. Ведь нам дана заповедь в нашей любви к людям, но заповеди о том, чтобы мы требовали любви к себе от этих людей - нам нигде не дано. Любовь и есть в том, чтобы ничего для себя не требовать. И когда это есть, тогда опускается в сердце, как солнечная птица, Божия любовь и заполняет все". (Сергей Фудель)

*
"Иногда мне думается, что каждый человек призван сказать или сделать что-то одно, может быть, даже и маленькое - но подлинное и то, что только он призван сказать или сделать. Но жизнь так устроена, что его вмешивают во все, и тогда он теряет себя и свое и не исполняет своего призвания. Он должен все время делать вид, что он действительно все понимает, все может и обо всем имеет что сказать. И все становится поддельным, фальшивым, показным". (прот. Александр Шмеман)
Разработано LiveJournal.com