?

Log in

No account? Create an account

Категория: кино

Верхняя запись Бессмертный полк 2019

Прошли замечательно!
Сначала нас прожарило солнце недалеко от Белорусского вокзала, а уже в конце Тверской, когда был виден Кремль, - хорошенько примочило дождем и постукало по темечку крупным градом. Обстановка была вполне боевая. Но семья Фуделей была в сборе.  Марию Николаевну опять прикрывал Николай Сергеевич, как и при жизни.  Нет еще месяца, как ей сделали операцию на глаз, и мы опасались, чтобы не попала влага. Зонта не было ни у кого. У меня была рыбацкая ветровка, а у Марии Николаевны и Машеньки - полиэтиленовые дождевики. И мы держали иконы наших родных перед собой.  Как всегда промыслительно с нами рядом оказался батюшка и под раскаты грома и в самый, можно сказать, пик обстрела градом возглашал: "Христос Воскресе", народ подхватывал "Воистину воскресе!" Откуда-то справа шла волна  "Ура-а-а!"  и в этом контексте  звучало как "Аминь!". Сухой нитки в конце пути ни на ком не осталось. Так был отслужен необычный водосвятный молебен.
Воистину, по слову Сергея Иосифовича, в рай можно войти только с другими. Воодушевление было удивительное.  Поскольку у меня был не транспарант, а самодельный портрет, медали моей мамы тоже были хорошо окроплены, чуть пострадала картонная подложка, портрет под стеклом остался сухим.. Сняли не очень много из-за внезапной смены погоды (как оказалось, местами - урагана, я шла домой с электрички - у нас в Печатниках лежали поваленные непогодой деревья).
Живем дальше!


13 декабря исполнилось 35 лет со дня преставления протопресвитера Александра Шмемана (13.9.1921 - 13.12.1983). На радио "Благовещение" говорим о фильме "Апостол радости", посвященном жизни и служению этого выдающегося пастыря, миссионера и мыслителя. Фильм снят творческой студией "Консонанс" в 2017 г., режиссер Андрей Железняков.
(Передача записана в январе 2018 года.)


Часть 2-яСвернуть )

Мой прошлогодний пост по поводу просмотра фильма

Камертонное кино

Два фильма советского времени, почти забытые, пересматриваю, как в первый раз, подтягиваю сердечные  струны, -  "Капроновые сети" (1962, режиссер Геннадий Полока*) и "Мужской разговор" (1968, режиссер Игорь Шатров**).
Первый - великолепная операторская работа, музыка удивительная, свет и тени, глубокий символизм, таинственные виды ночной реки. Казалось бы, детский фильм, но  совсем не о детском. Луспекаев в отрицательной роли - подкупает убедительностью. Зло обаятельно, кто этого не знает (озвучивал не сам  актер).  Пацаны - чистые души. И сострадание христианское к выведенному ими на чистую воду злодею. Вопреки мнению о тотальном идеологическом контроле были в околооттепельное время способы донести важные вещи. Сквозь дуализм материалистического контекста (нарушение закона - возмездие) - вдруг любовь всепобеждающая,  вырастающая из жалости, - прообраз милосердия.
 И второй - психологическая драма, как сейчас бы сказали. Шукшин. Это имя - само по себе определение фильма, роли, времени. Парень в главной роли - редчайшего дарования (актером не стал). Крупные планы, тяжелые сцены. Трудно удержаться от слез. Песня в исполнении юного Кавалерова "Нейлоновое сердце"…
И что важно - чувство присутствия твоего, совсем не зрительского, там, во время действия. Юношеский максимализм, жажда правды, плечо друга ("Бери, бери, это честные деньги".). Куда он делся в наше время, этот максимализм? Я его еще помню по той своей жизни, хотя родилась гораздо позднее героев этих лент.
И вот вопрос, который меня мучает: почему в наши дни, когда возможна открытая проповедь христианства, столько цинизма, лицемерия, самодовольства и равнодушия. А в то время внешнего лицемерия столько чистоты душевной, столько порывов "за други своя…"? Один из ответов - мы жили в отсветах той войны, нам до-о-лго было слышно ее эхо, несколько последующих поколений освящены  (так!) были ее подвигом и трагедией. И не надо мне о пафосе и патриотическом воспитании. Воспитывает только пример. Жизнь и есть проповедь. И для меня мама, ее фронтовые друзья - проповедники
заповеданных (и знаемых от рождения, от предназначения) мужества, любви, братства.
Но это только один из ответов. На скоростных трассах виртуального мира нас останавливает только чья-то смерть. Или чья-то жизнь - та, какой она была до смерти.

смотреть и ностальгироватьСвернуть )

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
*
"У святых отцов очень много сказано о том, что спасение человека от греха, или, иначе говоря, его возведение к Богу, идет через ближних, через людей, и через них же идет к нему его духовная смерть. Мы можем на людей злобиться, перед ними гордиться, на них дышать похотью; в этом трояком зле мы умираем. И мы можем любить человека, смириться перед ним и взирать на него чистым оком. И, когда это в нас совершается, мы вдруг познаем, что каждый человек - это "нерукотворный образ", за которым стоит Сам Христос. Практика христианской жизни поэтому и сводится к тому, чтобы между мной и каждым человеком всегда стоял Христос... Надо видеть людей только через Христа". (Сергей Фудель)

*
"Самое, может быть, трудное в смирении, - это смиренно не требовать от других любви к себе. Наверное, можно воздыхать об этом ("Господи! - я замерзаю"), но нельзя требовать, даже внутренно. Ведь нам дана заповедь в нашей любви к людям, но заповеди о том, чтобы мы требовали любви к себе от этих людей - нам нигде не дано. Любовь и есть в том, чтобы ничего для себя не требовать. И когда это есть, тогда опускается в сердце, как солнечная птица, Божия любовь и заполняет все". (Сергей Фудель)

*
"Иногда мне думается, что каждый человек призван сказать или сделать что-то одно, может быть, даже и маленькое - но подлинное и то, что только он призван сказать или сделать. Но жизнь так устроена, что его вмешивают во все, и тогда он теряет себя и свое и не исполняет своего призвания. Он должен все время делать вид, что он действительно все понимает, все может и обо всем имеет что сказать. И все становится поддельным, фальшивым, показным". (прот. Александр Шмеман)

Метки

Syndicate

RSS Atom
*
"У святых отцов очень много сказано о том, что спасение человека от греха, или, иначе говоря, его возведение к Богу, идет через ближних, через людей, и через них же идет к нему его духовная смерть. Мы можем на людей злобиться, перед ними гордиться, на них дышать похотью; в этом трояком зле мы умираем. И мы можем любить человека, смириться перед ним и взирать на него чистым оком. И, когда это в нас совершается, мы вдруг познаем, что каждый человек - это "нерукотворный образ", за которым стоит Сам Христос. Практика христианской жизни поэтому и сводится к тому, чтобы между мной и каждым человеком всегда стоял Христос... Надо видеть людей только через Христа". (Сергей Фудель)

*
"Самое, может быть, трудное в смирении, - это смиренно не требовать от других любви к себе. Наверное, можно воздыхать об этом ("Господи! - я замерзаю"), но нельзя требовать, даже внутренно. Ведь нам дана заповедь в нашей любви к людям, но заповеди о том, чтобы мы требовали любви к себе от этих людей - нам нигде не дано. Любовь и есть в том, чтобы ничего для себя не требовать. И когда это есть, тогда опускается в сердце, как солнечная птица, Божия любовь и заполняет все". (Сергей Фудель)

*
"Иногда мне думается, что каждый человек призван сказать или сделать что-то одно, может быть, даже и маленькое - но подлинное и то, что только он призван сказать или сделать. Но жизнь так устроена, что его вмешивают во все, и тогда он теряет себя и свое и не исполняет своего призвания. Он должен все время делать вид, что он действительно все понимает, все может и обо всем имеет что сказать. И все становится поддельным, фальшивым, показным". (прот. Александр Шмеман)
Разработано LiveJournal.com