?

Log in

No account? Create an account

Категория: литература

Верхняя запись Бессмертный полк 2019

Прошли замечательно!
Сначала нас прожарило солнце недалеко от Белорусского вокзала, а уже в конце Тверской, когда был виден Кремль, - хорошенько примочило дождем и постукало по темечку крупным градом. Обстановка была вполне боевая. Но семья Фуделей была в сборе.  Марию Николаевну опять прикрывал Николай Сергеевич, как и при жизни.  Нет еще месяца, как ей сделали операцию на глаз, и мы опасались, чтобы не попала влага. Зонта не было ни у кого. У меня была рыбацкая ветровка, а у Марии Николаевны и Машеньки - полиэтиленовые дождевики. И мы держали иконы наших родных перед собой.  Как всегда промыслительно с нами рядом оказался батюшка и под раскаты грома и в самый, можно сказать, пик обстрела градом возглашал: "Христос Воскресе", народ подхватывал "Воистину воскресе!" Откуда-то справа шла волна  "Ура-а-а!"  и в этом контексте  звучало как "Аминь!". Сухой нитки в конце пути ни на ком не осталось. Так был отслужен необычный водосвятный молебен.
Воистину, по слову Сергея Иосифовича, в рай можно войти только с другими. Воодушевление было удивительное.  Поскольку у меня был не транспарант, а самодельный портрет, медали моей мамы тоже были хорошо окроплены, чуть пострадала картонная подложка, портрет под стеклом остался сухим.. Сняли не очень много из-за внезапной смены погоды (как оказалось, местами - урагана, я шла домой с электрички - у нас в Печатниках лежали поваленные непогодой деревья).
Живем дальше!


Чудесная тувинская девочка проникла в тайну Пушкина еще в отрочестве, чиркнула по небосводу и погасла... Она могла быть, да  фактически и была, собеседницей поэта.
 Фильму этому полвека!  Он не закончен, потому что героиня его умерла внезапно. Смотришь эти кадры, слушаешь прекрасную речь художницы -  17 лет  мудрому человеку - и начинаешь оглядываться в поисках хоть чего-то подобного в поколении нашего времени. Куда там... Ни глубины, ни смысла, ни искры, только глупость в стразах. Есть, наверное, есть такие дети - но их берегут, скрывают,  чтобы мир не поймал, не испачкал, не смял.
Пушкиным измеряется многое, но осталось так мало, что можно им измерить...





И ее волшебная графика!

Памяти Нади РушевойСвернуть )
vsok1«Скажи мне, кто твой поэт, и я скажу тебе, кто ты…» (Сельвинский). Одного не назову, в разное время открывались разные драгоценные имена. Но вот один - со школы, с общих тетрадок (рукописных детских бложиков) –  до сих пор со мной. Жива серенькая книжечка со скупой графикой, где фоном - снежная крупа: «Трава под снегом». Пятьдесят восьмой год - давно, еще до меня, мама собирала поэтические сборнички в мягкой обложке. Они прививали мне вкус, расставляли первые вешки на пути: "Нет школ никаких. Только совесть.."
О поэзии Соколова говорят: «негромкая лирика». А у настоящего поэта она и должна быть таковой. Может ли быть лирика громкой? Сочетание «гражданская лирика» звучит  антиномично, а с другой стороны равновесно, гражданская - не в крике, и это все та же лирика!
Соколов поэт полутонов, границ и переходов. Вот весна – она не сразу наступает, у нее есть предвесенье, знобливое и полное сомнений, робкие шажки, и лето не сразу переходит в осень, а намекает иногда очень явно, иногда и незаметно, только  ранним холодком, росой-туманом… И стихи Соколова – как предисловие к поэме, которую напишет читатель.  Мне всегда было мало его стихотворения, казалось, что оно оборвалось, хотелось продолжения, и продолжение это находилось - в других его стихах.
     Как же словами рассказать эту радость, как ею поделиться? Это возможно только в молчаливом участии, когда кто-то по стечению обстоятельств тоже любит стихи "твоего" поэта, и от этого родственно и тепло. И токи этой любви ощутимы, и все остается на своих местах, по счастью - а это и есть счастье, пока есть поэты, которые нас объединяют…


* * *
Как я хочу, чтоб строчки эти
Забыли, что они слова,
А стали: небо, крыши, ветер,
Сырых бульваров дерева!

Чтоб из распахнутой страницы,
Как из открытого окна,
Раздался свет, запели птицы,
Дохнула жизни глубина.


Однажды вышли мы на площадь...Свернуть )

ps. Это мой старый пост с апгрейдом на юбилей.
 Сейчас невозможно делать перепост даже собственных постов, приходится копировать вручную.

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
*
"У святых отцов очень много сказано о том, что спасение человека от греха, или, иначе говоря, его возведение к Богу, идет через ближних, через людей, и через них же идет к нему его духовная смерть. Мы можем на людей злобиться, перед ними гордиться, на них дышать похотью; в этом трояком зле мы умираем. И мы можем любить человека, смириться перед ним и взирать на него чистым оком. И, когда это в нас совершается, мы вдруг познаем, что каждый человек - это "нерукотворный образ", за которым стоит Сам Христос. Практика христианской жизни поэтому и сводится к тому, чтобы между мной и каждым человеком всегда стоял Христос... Надо видеть людей только через Христа". (Сергей Фудель)

*
"Самое, может быть, трудное в смирении, - это смиренно не требовать от других любви к себе. Наверное, можно воздыхать об этом ("Господи! - я замерзаю"), но нельзя требовать, даже внутренно. Ведь нам дана заповедь в нашей любви к людям, но заповеди о том, чтобы мы требовали любви к себе от этих людей - нам нигде не дано. Любовь и есть в том, чтобы ничего для себя не требовать. И когда это есть, тогда опускается в сердце, как солнечная птица, Божия любовь и заполняет все". (Сергей Фудель)

*
"Иногда мне думается, что каждый человек призван сказать или сделать что-то одно, может быть, даже и маленькое - но подлинное и то, что только он призван сказать или сделать. Но жизнь так устроена, что его вмешивают во все, и тогда он теряет себя и свое и не исполняет своего призвания. Он должен все время делать вид, что он действительно все понимает, все может и обо всем имеет что сказать. И все становится поддельным, фальшивым, показным". (прот. Александр Шмеман)

Метки

Syndicate

RSS Atom
*
"У святых отцов очень много сказано о том, что спасение человека от греха, или, иначе говоря, его возведение к Богу, идет через ближних, через людей, и через них же идет к нему его духовная смерть. Мы можем на людей злобиться, перед ними гордиться, на них дышать похотью; в этом трояком зле мы умираем. И мы можем любить человека, смириться перед ним и взирать на него чистым оком. И, когда это в нас совершается, мы вдруг познаем, что каждый человек - это "нерукотворный образ", за которым стоит Сам Христос. Практика христианской жизни поэтому и сводится к тому, чтобы между мной и каждым человеком всегда стоял Христос... Надо видеть людей только через Христа". (Сергей Фудель)

*
"Самое, может быть, трудное в смирении, - это смиренно не требовать от других любви к себе. Наверное, можно воздыхать об этом ("Господи! - я замерзаю"), но нельзя требовать, даже внутренно. Ведь нам дана заповедь в нашей любви к людям, но заповеди о том, чтобы мы требовали любви к себе от этих людей - нам нигде не дано. Любовь и есть в том, чтобы ничего для себя не требовать. И когда это есть, тогда опускается в сердце, как солнечная птица, Божия любовь и заполняет все". (Сергей Фудель)

*
"Иногда мне думается, что каждый человек призван сказать или сделать что-то одно, может быть, даже и маленькое - но подлинное и то, что только он призван сказать или сделать. Но жизнь так устроена, что его вмешивают во все, и тогда он теряет себя и свое и не исполняет своего призвания. Он должен все время делать вид, что он действительно все понимает, все может и обо всем имеет что сказать. И все становится поддельным, фальшивым, показным". (прот. Александр Шмеман)
Разработано LiveJournal.com